Зарисовка про единорогов

 Черный, как пепел вулкана, единорог, с рубиновой каплей, дрожащей на конце его рога. 

Черная, блестящая шерсть; черные, искрящиеся большие глаза. 

Огромный единорог. Мощный, как тяжеловоз, и необыкновенно высокий. Смотрит сверху вниз, с легким презрением. Однако, он весь в напряжении - вздрагивает и порывается убежать от малейшего шума или резкого движения. 

Красная капля на конце золотого рога тоже дрожит и покачивается, угрожая оторваться. Она, как напоминание о крови земли, которой, время от времени, исходят вулканы, выбрасывая из себя перед этим тучи пепла и рождая новых черных единорогов. 

А старые единороги в этот момент теряют свой золотой сверкающий рог... Но у них отрастают крылья. Смоляные крылья, мягче перьев которых, нет в мое мире ничего. 

И старые единороги отталкиваются копытами от земли и своей родной огнедышащей горы, породившей их когда-то, очень много лет назад, и мчатся в небо, кружась на обретенных крыльях, и горько оплакивая рубиновыми слезами золотой рог и кровавую каплю на нем. 

Они-то и есть источники скорби в моем мире. Они сеют это чувство, разбрызгивая крыльями свои слезы. 

Каждая капля - это скорбь по ушедшим дням, это скорбь о потеряном или не обретенном, это скорбь... 

Черная длинная грива, черные огромные крылья... Их никто не видит, но каждый чувствует их горе! 

А потом они исчезают, оплакав полностью свою потерю, уступая место другим, новообретшим крылья, их скорбь уступает место новой скорби... 

А внизу встают на слабенькие ножки молодые единороги с кроваво-красной каплей, дрожащей на золотом витом роге. Черные, как извергнутый из недр живых гор пепел. 

Они, слабые, дрожащие, входят в огненную кровь земли. И, искупавшись в ней, из лавы выходят огромные, черные, блестящие шерстью единороги...