Пони

Эсхаре

Осень… маленькая Даша не любит осень. Конечно, желтые кленовые листья прекрасны и на асфальте, напоминающие следы огромных гусиных лап, и в гербарии. Конечно, какая-то прелесть есть и в сером цвете неба, который очень просто можно передать на бумаге, если развести черную краску водой. И если бы не было грязных луж, дождя, принимающегося идти в самый неподходящий момент, осень была бы Дашиным самым любимым временем года.

После обеда Даша с бабашкой выходят гулять. В их районе особо гулять, впрочем, негде, кроме маленького детского парка «Лошарик» между цирком и музыкальным театром. Там стоит пара убогих каруселей, которые редко работают, ларек-пирамидка, он же билетная касса с резиновыми чудиками и прочей ерундой, на которую по воскресениям раскалывают родителей избалованные дети. Но самое главное – там есть животные.

Нет, речь вовсе не об ободранных собаках из соседнего гаража, они есть тоже, но Даша не обращала на них особого внимания. В загончике возле каруселей гуляла домашняя птица – утки, гуси, индоутки с красными наростами на клюве и куры. Птичья стая постоянно меняла состав, куда-то исчезали стареющие гуси, появлялись новые куры с пестрыми хвостами, но неизменно присутствовал пурпурный петух с ярко-золотой гривой. Он важно расхаживал по крошечному дворику вокруг таза с грязной водой, взлетал на забор и иногда убегал за пределы дворика. Появлялся дворник на инвалидной коляске, открывал загончик и метлой загонял петуха обратно.

Летом выставляли клетки с кроликами – большим серым «шиншиллой» и парой круглых пятнистых поменьше. Была еще морская свинка с удивленно вытаращенными глазками, из-за чего она казалась Даше умнее, чем кролики.

Еще была овечка, серая, кудрявая, с кроткой мордочкой и – надо же! – прямоугольными зрачками. Но самыми главными и интересными были пони.

Их было четыре – один серый и три темных, с такой грязной, свалявшейся, вылинявшей шерстью, что ни один знаток не определил бы их масть – вороные, темно-гнедые они или бурые.

Один пони все время держал голову низко и при высокой холке казался горбатым. Ходил он по маленькому кругу, обходился без привязи, а угощение приходилось совать ему в рот: он был слепой. Еще один пони имел седую «маску» на голове и седые ресницы. Серый пони был злой, лягал товарищей и не стыдился вставать на дыбы, чтобы ударить слепого копытом по голове.

По выходным появлялись неопрятные девочки-подростки, запрягали одного пони в маленькую таратайку, другого седлали седлом для лошади. Можно кататься, но не каждый день: дорого.

Пони – кто они? Маленькие, как жеребята, но бабушка сказала, что они взрослые и больше не вырастут. Это очень странно, почти как то, что бабушка когда-то тоже была маленькой девочкой, и что дворник-инвалид в прошлом, наверно, был цирковым акробатом. Странно, но приходится верить.

Обычно пони стояли в большой клетке, но иногда, особенно летом, паслись под деревьями. Даша приходила с резиновым пони в руках. Это была ее любимая игрушка. Девочка ставила игрушку в траву неподалеку от пони и, сравнивая, думала, что живые пони лучше любой игрушки.

Однажды Даша расплакалась: хорошенький пони с седой «маской» лежал на земле, а передняя нога его была в гипсе.

- Как же он будет ходить?

- Ничего, ножка срастется, - успокоила ее бабушка.

Случайный прохожий остановился возле пони и со словами «Лежи, лежи» подобрал разбросанные по земле булки и пару яблок и сложил их кучкой возле морды животного. Пони оживился и начал неловко кусать булку, она всякий раз откатывалась в сторону, грозя укатиться за пределы досягаемости. Даша подняла с земли и скормила ему с рук яблоко, утешая себя тем, что хоть так может ему помочь.

Через месяц Даша нашла больного пони в клетке. Гипс уже сняли, нога срослась, но как! Распухшая, она стала еще хуже. Пони стоял на трех ногах, покачивая больной ногой в воздухе, и пытался опереться крупом о решетку. Девочке показалось, что он плачет. А рядом без устали по узенькому кругу носился слепой пони, и в стуке его копыт по деревянному настилу слышалось: «Так, так, так. Все вот так. Не могло быть не так».

Даша стояла, держась за решетку. Пошел дождь.

- Пойдем, - позвала бабушка.

Девочка будто не слышала.

- Пойдем, пойдем.

Они шли по тропинке, пони смотрел им вслед. Даша оглянулась. Ветер сносил струи дождя на животных. Куры не стали прятаться, они лишь растерянно отряхивали перья и нахохливались. Слепой пони остановился, потянул носом и. Вероятно, подумал: опять плохая погода. Утки спрятали носы в перья. Больной пони все так же стоял, прислонившись к решетке, и покачивал передней ногой.

Дома сухо и тепло. Раздевшись, Даша села у окна, из которого была видная крыша театра с арфой и синей птицей и уголок карусели. Мерзнет ли синяя птица? Как знать…

Теперь Даша жалела, что пони живые, а не игрушки. Ей хотелось вернуться в парк, просто взять животных на руки и принести домой. Рука ее протянулась к ящику с игрушками и достала резинового пони. Даша прижала игрушку к себе.

В парке под дождем мерзли и мокли пони.