Как Лизка коней рисовала

Глава 1.

Лизка всегда любила лошадей. И всегда их боялась. Она жутко любила смотреть на "коняшек", как она их называла, но всегда издалека. Почему то ей казалось, что обязательно её лягнут, или укусят. Лизка не верила, что она может понравиться лошадям, что они примут её. Так она относилась не только к исполинам, но ко всем животным. Она любила их всех без исключения, но всегда боялась. Смелость рождалась только тогда, когда животное, будь то собака, кошка или даже крыса, само подходило к Лизке. Вот тогда она начинала робко знакомиться и заводить дружбу. Лизка была очень робкой.

Профессия её не обязывала общаться со многими, она была в своем мире, мире фантазии и творчества. Лизка была художницей. Причем не простой, а анималисткой. На волне моды многие и многие заказывали портреты своих домашних любимцев. У Лизки они получались всегда очень проникновенными, но написание одного портрета занимало очень много времени. Потому что Лизка никогда не писала просто так. Сначала она всегда знакомилась с моделью, заводила с ним некие, только ей понятные отношения. И только потом начинала работать над картиной. Она писала кошек, собак, попугаев.... Однажды ей даже заказали портрет морской свинки. Для этого свинку переселили к Лизке, и они долго знакомились, потому что свинка Марианна тоже была робкая, наверное из-за своих малых размеров.

А когда у художницы выдавалась свободная минута, она ходила гулять в парк, где часто гуляли лошади. Очень странный это был парк, где лошади никого не катали, и ничем не занимались, а просто отдыхали. И люди отдыхали рядом, и всем было очень хорошо и спокойно. Лизка любила ходить в парк и наблюдать за всеми, и людьми, и лошадьми. Её мечтой был портрет лошади - не в качестве заказа, а просто так, для себя. Но это так и оставалось мечтой, потому что лошадям было хорошо и без нее, а ей надо было знать животное, чтобы писать картины. Поэтому она просто ходила туда, и за деревянными столиками пила молочные коктейли, наблюдая за окружающим ее покоем.

Так бы она и жила со своей мечтой о портрете лошади, если бы не один случай... Как то раз к ней пришел человек. Он долго спрашивал её о том о сем, узнавал что то. В основном он интересовался, как она рисует свои портреты. Какова её техника, как она "общается" с животными. Его все это так живо интересовало, что Лизка рассказала ему о том, как дружит с животными, и даже почти выдала свою тайную мечту о лошади, но вовремя одумалась и сдержалась. Человек пригласил её на чашку кофе с пирожными и пообещал некий интересный для нее разговор. С этим он и ушел тогда, а Лизка осталась. После визита странного гостя у нее осталось необъяснимое впечатление, что гость этот почему то всё о ней знает, даже то, что она не говорила никому, совсем никому. И от этого Лизке становилось как то неуютно и немного волнительно, потому что это было впервые. Она долго бродила по своей светлой студии и размышляла, пытаясь понять себя. Но убедившись, что это ей не под силу, все же решилась и набрала номер телефона. Старинная Лизкина подруга Линда была психологом по профессии, и всегда помогала Лизке справиться с собой. Причем, все свои суждения она выставляла напоказ в такой категоричной и уверенной форме, что Лизка никогда не сомневалась в Линдиной правоте. Линда знала всё обо всем и активно делилась знанием с миром, а также с наивной Лизкой. Несмотря на довольно юный Линдин возраст, все знакомые звали ее Линдой Геннадьевной, и только Лизка звала ее просто Линдой, потому что они были старинными подругами, еще со школы. Лизка посомневалась еще секунду, пока Линда не взяла трубку телефона. Тогда Лизка вздохнула, и произнесла в провода "Линдочка, я запуталась." После Лизка рассказала подруге о странном госте, и о том ощущении, которое он оставил в душе художницы. Линда ответила, что у нее сейчас есть пациент, но она обязательно подумает над Лизкиной проблемой, и вечером непременно заедет.

Вечером Линда приехала не одна, а с острыми бурито из настоящего мексиканского ресторана и половиной бутылки текилы. Подруги поужинали, выпили по стаканчику и Линда начала объяснения для Лизки. Выхдило так, что просто Человек был эмпат, и неосознанно случайно задел именно ту тему, которая была Лизке близка, поэтому у нее, Лизки и сложилось впечатление, что гость прочитал ее мысли. А еще выходило, что Лизке совершенно необходимо встретиться с ним еще раз, чтобы точно убедиться в Линдиной правоте, и окончательно избавиться от неприятного ощущения. После подруги выпили всё, что оставалось от текилы, и поговорив за жизнь, разошлись.

Следующее утро выдалось невеселым, солнце скрылось за тучками, и работать стало неудобно. Поэтому Лизка надела свой любимый плащик, собрала сумку и пошла в Странный парк, любоваться лошадьми. Чтобы как то развеять серость утра, она заказала себе клубничный коктейль, который был ярко-розовый, и очень выделялся на фоне мокрых скамеек. Так она сидела, и любовалась то коктейлем, то лошадьми, гуляющими неподалеку. И вдруг, она услышала знакомый голос, который говорил "Здравствуйте Елизавета! Какая неожиданная приятность - встретить вас здесь!" Это оказался Человек. Лизка так растерялась, что не нашла слов - ответила Человеку молчанием. Но он не смутился и просто присел рядом. Некоторое время Лизка сидела молча и думала , что бы такое умное спросить у гостя. А он сидел как ни в чем не бывало и молча смотрел в ту же сторону что и Лизка. Ей это почему то показалось до ужаса раздражающим, но она смолчала. Ведь она была робкой. Гость долго сидел, потом встал и раскланялся, сказав, что не желает отвлекать художника от будущих моделей. От этого Лизку как подбросило, и она возмущенно спросила, с чего это он такую глупость взял и почему это он так уверен что она станет рисовать каких то там лошадей, которые неизвестно чьи, и их ей не заказывали! И потом, добавила она, ей никогда не нарисовать лошадь, потому что никогда с ней не подружиться. От того, что мысль эта была не просто подумана, а еще и сказана, причем вслух, Лизка как то сникла, и совсем расхотела говорить с Человеком. Но он не понял, или не захотел понять её настроения, поэтому представился Юрием и предложил подойти к лошадям поближе. Лизка вяло сопротивлялась, но Юрию все же удалось подтащить её немного ближе к лугу, где паслись кони.

Лизка ужасно боялась, не хотела делать ни одного шага, и...с каждым шагом сопротивлялась все меньше. "Будь что будет" - подумала она, когда Юрий поставил ее в метрах двух от небольшой гнедой лошадки и представил их друг другу. "Это Хрюня!"-представил он лошадь, "А это Лизавета," - представил он Лизку лошади. Всё это выглядело тем более странным, что и Лизку представили лошади, а не только лошадь - Лизке. Но она смолчала, мало ли какие у Юрия причуды... Зато она вот так стоит напротив лошади, и её не лягают и даже не кусают. почему то она решила, что лошади, как змеи, реагируют только на тех, кто движется. Вот Лизка и стояла - недвижима как памятник самой себе, и ждала пока её укусят или лягнут сильно и больно.

Юрий тем временем рассказывал Лизке, что Хрюня - кобыла старая и мудрая, что она обучает всяким умным штукам других, молодых лошадей, и помогает объезжать молодняк. Еще он рассказал, что Хрюня долгожительница, ей уже 27 лет, а она еще все "как новая". И еще рассказал, что её, Хрюню, на самом деле зовут Хабанерой, но поскольку Хабанера любит поваляться в грязи, и кроме того иногда в силу возраста все же вредничает, то и прозвали ее в дому Хрюней. Юрий вообще то много чего еще рассказывал, но Лизка не запомнила. И потом, распрощавшись с Юрием, дала себе слово больше не подходить влизко к лошадям, и не встречаться с Юрием.

Но всему суждено было повернуться как раз таки наоборот... И даже Линда не могла бы объяснить конца этой истории, потому что лошадиную психологию им не преподавали...

Глава 2.

Лизка сидела в студии и резала паштет. Таким образом она пыталсаь договориться с жутко вредным котом Адрианом, который никак не хотел сидеть на солнце, и всё время норовил повернуться к Лизке задом. Адриан внимательно следил, как Лизка резала паштет на мелкие мягкие кусочки, но как только она поднимала глаза - кот сразу отворачивался, будто бы ему совсем и не было интересно, что она там режет и мнет. Лизка ужасно сердилась на Адриана, но ничего поделать не могла - коты гораздо решительнее её. Поэтому оставалось только подкупить сволочную киску паштетом, и пока он будет его есть - хоть как то набросать контуры его жирненького тела.

Работа шла вяло, кот всё не переставал вредничать, поэтому Лизка сдала его на руки специально приставленной няньке, и заявила, что на сегодня работа окончена. Потом она надела лучшее летнее платье и отправилась в Странный парк, развеяться.

Она конечно не перестала ходить в парк, не перестала смотреть на лошадей, но в памяти был тот миг страха, что лягнут, укусят, поэтому она никогда не делала попыток снова подойти поближе. Просто как обычно наблюдала со стороны. Юрия она больше не видела, и даже как то подзабыла о нем, да и зачем было вспоминать?

В тот день, после встречи с Адрианом, Лизка была сердита дальше некуда, и её веселое летнее платье абсолютно не сочеталось с выражением лица. Но конечно никто не мог сказать Лизке об этом, потому что знакомых не было поблизости, а незнакомцы так не говорят.

Так, она пришла в Странный парк и уселась как обычно за деревянный столик, заказав себе мармеладный коктейль.

Неподалеку как обычно пасся табунчик лошадей. Лизка привычно смотрела на них и размышляла о своем страхе. Внезапно взгляд остановился на гнедой кобыле, а память подкинула имя "Хрюня!" Лизка начала пристально наблюдать за кобылой, а про себя повторяла" Хрюня, Хрюня, Хрююююнечка...Хабанерочка..." И так ей хотелось, чтобы коняга хоть посмотрела в её сторону, хотя бы оторвалась от своего занятия, на одну секундочку, и тогда она точно Лизку заметит! Но кобыла продолжала жевать раву, не глядя по сторонам.

Так и сидела Лизка, и про себя придумывала Хабанере разные забавные прозвища. И так она этим занятием увлеклась, что стала вслух шептать тихо-тихо, совсем неслышно для окружающих, эти свои "Хабанерочки" и "Хабанерианочки". И вдруг Лизка заметила, что Хрюня уже не ест траву. Лошадь подняла голову, и прислушивалась. Совсем как будто долетал до нее этот никому не слышный Лизкин шепот. Лизка испугалась, и перестала бормотать. А потом вдруг осмелела, и чуть слышно пропела "Хабане-е-ера-а...." Кобыла повернулась в её сторону, и вдруг пошла навстречу художнице. Было страшно, но Лизка просто сидела на своем месте. Кобыла остановилась в полутора метрах от Лизки, и долго смотрела в глаза. Потом, как будто для себя что то решив, кивнула и отошла обратно в табунчик.

Глава 3

Лизка часто засиживалась в парке. Засиделась она там и в этот раз. Когда начало смеркаться, пришли люди, и увели табунчик домой, в тепло и уют. Только тогда Лизка поднялась со своей скамейки, и побрела домой. Ей ужасно интересно было, что же подумала лошадь Хабанера, когда вот так на нее, Лизку посмотрела.

Однако этот вопрос занимал её не так долго, как ей самой могло бы показаться. И спустя несколько часов Лизка забыла о странном происшествии.

Лето наступило сразу и окончательно. Жара не давала есть, спать и уж тем более - находиться в помещении. Поэтому Лизка частенько сбегала в Парк, отдыхать на свежем воздухе и любоваться лошадьми.

Тот день выдался каким то пустынным. Пцстынный день, да, именно так. В парке не было ни одной души, только Лизка сидела на лавочке и гуляли лошади. Художница как обычно наблюдала за ними, и запоминала их красоту. Казалось, после стольких часов на той лавке она могла бы нарисовать любую - в мельчайших подробностях. Будь она простой художницей - она давно бы так и сделала. Но она была особенная, ей нужно было видеть душу.

В тот безлюдный день у Лизки было какое то странное предчувствие. Ей казалось, что случится что то, что перевернет ее, Лизкин мир. Но ничего не происходило. Лошадки как всегда паслись, а она как всегда сидела в стороне. Неожиданно, вынырнув из своих мыслей, Лизка обнаружила, что совсем рядом с ней опять стоит Хабанера. Стоит, и пристально на нее смотрит. Лизка была застенчивая, и поэтому сделала вид, что не замечает Хабанеру. Но лошадь была старая и мудрая, поэтому всё поняла сама, и никуда не ушла.

Так и замерли они - Лизка и Хабанера - друг напротив друга. Вдруг, Хабанера сделала шаг - и легла. Легла на бок, аккуратно, неторопливо. Опустила голову, и прикрыла глаза.

Лизка взволновалась, и стала пристально наблюдать за лошадью. А лошадь лежала и прикрыв глаза спокойно дышала. Лизка занервничала, она полюбила мудрую старенькую лошадь. Но уж конечно Лизка не знала, что полагается в таких случаях делать. Поэтому она встала, и робко подошла к лежащей лошади.

Лошадь не обратила на нее внимания, как показалось Лизке. На самом то деле, кобыла видела девушку, и все прекрасно замечала. Лизка стала медленно ходить вокруг лошади, и все больше нервничала. Потом она подошла к ней, села рядом, и погладила Хабанеру по шее. Лошадь приоткрыла глаза.

"Вставай, Хабанера" - сказала Лизка, но Хабанера не встала. И даже не пошевелилась.

Лизка долго ходила вокруг лошади, и гладила ее, но совсем близко пдсесть не решилась, только с расстояния вытянутой руки позволяла она себе дотронуться до лошади.

Вдруг мелькнула молнией в голове девушки мысль "Ей же уже 27 лет!! А что если??...." Мысль она не додумала, страх охватил все ее существо. Лизка прижалась к шее лошади, гладя ее голову, шею, плечи. И твердила, "Потерпи Хабанерочка, сейчас все будет хорошо!" Лизка и сама не знала, что произойдет, но она так хотела, чтобы лошадь не беспокоилась....

А Хабанера лежала себе и мерно тихо дышала в лизкины волосы. Лизка сидела возле спины лошади, обнимая ее за шею. Долго сидели они, а людей всё не было. Лизка утомилась от волнения, и так и задремала на шее старенькой Хабанеры.

И только когда дыхание Лизки стало глубоким, как у спящего, Хабанера очень медленно поднялась. Аккуратно вставала она, так что Лизка оказалась на спине лошади. Постояв минуту, и убедившись, что Лизка не просыпается и не падает сверху, Хабанера тихонько пошла по направлению к дому. Всё же пора было поужинать.

Лизка очнулась от покачивания. Она конечно не поняла, где находится, поэтому спокойно поднялась и села. Огляделась вокруг, и подумала, что заснула где то на скамейке. Потом поняла, что качается, и только тогда посмотрела вниз.

О господи!!!! Лизка сидела на лошади!!!! Как же так! Это сон? Лизка тайком ущипнула себя, и ойкнула. "Значит я просто сошла с ума" спокойно подумала девушка.

А Хабанера преспокойно дошла до конюшни и встала рядом с дверью. Лизка сидела не шелохнувшись, она боялась, что сделает что то не так.

Хабанера же поняла это по своему, и развернувшись, пошла обратно в парк, гулять. Хабанера понимала лизкин страх, и очень хотела помочь ей избавиться от него. Странно говорить так о лошади, но поверьте, это была действительно мудрая и понимающая лошадь. Так они ходили по парку целый час. Хабанера сама выбирала дорогу и обходила лужи и низкие ветки, которые могли бы задеть Лизку.

А Лизка сидела и тихо-тихо парила от счастья. Страх ее потихоньку куда то девался.

На своем лужке Хабанера встала, и дальше идти отказалась. Лизка подумала, что наверное лошади тяжело, поэтому аккуратненько сползла с нее.

Тогда они пошли к конюшне вместе. Хабанера и правда устала, поэтому они шли еще полчаса. Лизка рассказывала Хабанере обо всем, и о том, как она боялась лошадок, и о том, как она любит их, и как хочет нарисовать какую нибудь. Потом Лизка сказала, что хочет нарисовать непременно Хабанеру, и что если та будет не против, то завтра она, Лизка, придет с парк с мольбертом. Хабанера слушала молча, и если бы кто то увидел ее в темноте, то ему бы показалось, что лошадь улыбается. Если бы конечно этот кто то верил, что лошади могут улыбаться.

Лизка проводила Хабанеру до конюшни. По дороге они нашли несколько яблок и вместе их съели.

***

Через два месяца в мастерской Лизки появился огромный портрет гнедой лошади, пасущейся а лужке в лесу. Портрет был сонечный, и хотя лошадь изображена была некрупно, было почему то похоже, что она уже многое повидала, что она старая и мудрая.

А Лизка показывала портрет всем пришедшим, и говорила, что лучшей модели у нее не было никогда. И что портрет тот она написала за три недели, но если они хотят заказать портрет своего животного, это вероятно займет больше времени.

А потом Лизка одевалась и шла в Странный парк, где ее ждали. Лизка забегала в ближайшую кондитерскую и покупала там сушки. Хабанера любила сладенькое. А больше всего сушки. И еще иногда сахар, но сахар ей было нельзя, потому что она была старенькая.

И Лизка брала сушки. А потом они с Хабанерой ходили рядом, и Лизка рассказывала ей обо всем, о своих новых моделях, и о том, как они непоседливы, не то что Хабанера. А Хабанера шла рядом, потому что возить на спине Лизку ей все же было тяжело. Так вот, Хабанера шла рядом, и улыбалась. Никто бы не заметил этого, потому что мало кто верит, что лошади способны улыбаться. А Лизка просто знала. Поэтому видела, как улыбается лошадь.

*********