Иллюзия

После довольно неудачной тренировки по конкуру я выпустила своего коня в леваду, и восседала на трибуне, наблюдая, как кобыла моего тренера в очередной раз изображает великий страх перед стенкой манежа. В тот момент на ней никто не сидел, лошадь устраивала спектакль абсолютно самостоятельно. Преодолев, наконец, ужас перед деревяшкой, вороная кобыла понеслась через весь манеж ещё совсем недавно незнакомым ей галопом. Сколько восторга, сколько радости тогда было в её движениях! Выписывая всё новые и новые круги, периодически отбивая задними ногами, лошадь вызывала восхищение. Ещё несколько секунд такого веселья - и Иллюзия замерла. Она встала как вкопанная, напряжённо прислушиваясь. От былого задора не осталось и следа – лошадь заметила своего врага, человека, которым являлась я.

Нет, как не способно живое существо за два- три года преодолеть свой страх, даже если ему больше ничего не угрожает, так не была способна и эта кобылка осознать, что человек больше не причинит ей боли…. Родилась Иллюзия на конном заводе. Ей повезло, она не участвовала в забегах, но, тем не менее, нервная система у лошади была сорвана, видимо, на кобыле часто срывал свой гнев какой-нибудь заводской конюх.

В два года её продали в конноспортивный клуб среднего уровня. Поскольку лошадь относилась к людям крайне настороженно, никого к себе не подпускала, с её заездкой возились не долго- в пять лет Люся не умела даже бегать галопом. Оставлять у себя проблемную лошадь клубу было не выгодно, и кобыла была продана.



В новой конюшне ей была дана другая кличка, сделаны поддельные документы, и лошадь вновь обрела другого владельца. На этот раз ей повезло, она оказалась в частных руках. С тех пор кобыла больше не меняла хозяина.

Частые побои в детстве и невнимательное отношение принесли свои плоды - чтобы надеть на Иллюзию недоуздок, надо было по полчаса успокаивать лошадь. Лакомства, оглаживания, беседы с лошадью - в ход шли все известные методы. В результате лошадь переставала носиться по деннику и кричать, как известный эстрадный певец Витас. Вскоре проблем с седловкой и чисткой почти не возникало, но было видно, что лошадь не доверяет людям.

Когда психика лошади начала заметно восстанавливаться, её хозяин всерьёз занялся тренингом лошади. Кобыла была наконец научена галопу, начала понемногу прыгать. Сейчас преодоление препятствий не составляет для неё большого труда, да и по лошади видно, что ей это нравится.

Иллюзия сейчас полностью приручена людьми, никакой агрессии она к ним не проявляет, но в её поведении до сих пор остаётся какая-то настороженность. Полностью она доверяет лишь одному человеку- Своему хозяину.

Помню, как-то мне довелось чистить её на развязках. Щекотливая мадам всячески пыталась противостоять моим попыткам привести её в приличный вид. Люся топталась на месте, пыталась отвязаться- очень уж ей хотелось, чтобы я вместе со всеми своими щётками провалилась сквозь землю. В разгар нашего мини-боя пришёл мой тренер. Вдруг что-то поистине женское, кокетливое промелькнуло в глазах кобылы, и когда щётки взял уже тренер, Иллюзия спокойно стояла на месте, совершенно не сопротивляясь. И так во всём- что бы не делал Боря, чистил ли, седлал, гулял с лошадью, в её стороны не следует никакого сопротивления.



… Кобыла стояла посреди манежа, раздувая ноздри и напряженно глядя на меня. Вдруг кто-то начал открывать дверь манежа – Иллюзия вздрогнула и, готовая убежать, резко повернула голову в сторону незнакомца. Им оказался мой тренер.

-Ну что, Люсёк, идём работать? - В одной руке у Бори была корда и уздечка, а на второй лежал сухарик, который он протягивал вороной красавице. Кобыла, радостно заржав, порысила к своему любимому хозяину.

Я вышла из манежа и направилась забирать из левады Гинеса. Жизнь на конюшне шла своим чередом, но мои мысли ещё долго занимала судьба вороной красотки.