Причудливые формы

«Хороший мальчик, хороооший,» - Лиза приговаривала, расчесывая гриву своего десятилетнего мерина по кличке Родос. Конечно, Родосом его уже никто не звал, для всех он был сначала Родионом, потом Родей, затем в шутку его стали звать Раскольников, ну а потом как удачное завершение ассоциативного ряда появилась кличка Топор. Ну что ж, Топор так Топор, забавно и даже в какой-то степени оригинально. Топор был достаточно крупным конем, огненно-рыжим, без каких-либо отметин. Говорили, что по всем признакам дончак, но с таким происхождением понять было трудно, ибо происхождения никто не знал. Но на самом деле это было не важно, так как Лизу он вполне устраивал в качестве прогулочной лошади.

В окна конюшни заглядывало теплое весеннее солнышко, и в полоске света можно было видеть, как забавно играются пылинки, они подлетали то вверх, то падали вниз, такое впечатление, что они играли в салочки. Лиза подумала что-то об уроке физики, и о броуновском движении. Она отложила щетку, закрыла глаза, и какое-то время просто стояла, вдыхая запах конюшни и свежего весеннего ветра, который проникал в помещение через открытую дверь, слушала голоса птичек, которые своими песнями приветствовали долгожданную весну, и этот чудесный день. Ее мысли прервал щелчок закрывающейся калитки…

«Есть тут кто-нибудь?» – услышала она голос свой подруги Марины. Через секунду, веселая веснушчатая мордашка выглядывала из-за открытой двери.

«Привет, ранняя пташка! – пропела Марина, - А чего ты тут стоишь? Там так тепло, давай выводи коня на улицу, сейчас я своего чистить буду – поговорим заодно. Кстати, ты в курсе, что к нам сегодня присоединится Рита?» – тут Марина улыбнулась своей лучезарной улыбкой и исчезла за дверью.

Лиза взяла недоуздок, надела на Топора и вывела коня на улицу. Погода действительно была замечательная. Еще кое-где виднелся талый снег, но уже стала пробиваться первая травка, а на газонах появились крокусы. Лиза любила крокусы. Она, вообще, любила весну, а еще больше она любила весну здесь, за городом, на своей любимой конюшне. Конюшня состояла из трех зданий: зимняя конюшня с просторными теплыми денниками, летняя с боксами, и небольшой жилой домик. Все было выполнено в одном стиле из дерева, и всегда от этого места веяло каким-то уютом. Все три здания находились по разным сторонам дворика, который был засыпан мелкой щебенкой, и поэтому всегда было слышно, если кто-то шел к конюшне. Вокруг дворика были газончики, и выход в небольшую леваду. Лиза подумала, что скоро, пожалуй, можно будет переселять лошадей в боксы. Она привязала чомбур к металлическому кольцу на стене конюшни, и пошла в амуничник за щеткой и крючком.

Когда она вышла на улицу, Марина уже привязала своего Санчо и стояла, уткнувшись носом ему в шею. «Он такой теплый,» - прогундела Марина из-под лошадиной гривы. Санчо был небольшой пегой лошадкой, которую Марине подарили в день, когда ей исполнилось 16 лет, что было ровно год назад, и с тех пор не было дня, чтобы Марина не пришла на конюшню. Она вечно таскала с собой пакеты яблок, морковок, сухарей, сахара. И в результате необременительной работы и более чем шикарного питания, Санчо заметно округлился в области талии, от чего стал еще больше соответствовать свой кличке.

«Саанечка,» - протянула Марина, отлипая от мягкой шеи, - «Вот ты какой у меня теплый. Теплый да? Ты же у меня теплый и мягкий?» Санчо лениво повел ухом. «Марин, а чего Рита-то? Где она вообще? Уже 9:30, а ее все нет, в 10 выехать бы хотелось,» - Лиза закончила чистить Топора, прислонилась к нему спиной, и пытливо, прищурив глаза, смотрела на подругу. «То есть, она ведь никогда с нами не ездила, вроде мы ей не компания, и все такое, и кони у нас дурацкие, не то что у нее, а?»

Марина взяла щетку и стала аккуратно чистить Санчо. «Ну, понимаешь,» - сказала она наконец, - «Я, честно говоря, сама не поняла. Может, она одумалась, и все-таки решила подружиться. Лиз, она неплохая девчонка в принципе. Ну да, ведет себя несколько на грани, но забудь ты тот инцидент, может, настроение у нее плохое было, или еще чего. Не думаю, что она действительно имела в виду то, что сказала…»

Лиза смотрела в одну точку. «Я, конечно, все понимаю,» - наконец сказала она – «Но все-таки неприятно, когда приходит новый человек на конюшню, и начинает говорить, что все ваши лошади тут ничто по сравнению с моей, и вы сами ничто. Да, я согласна, что Валенсия намного лучше наших с тобой коняжек, но ведь у всех свои возможности. Да и мы своих коней любим…»

Марина обернулась и посмотрела на подругу: «Лизок, не расстраивайся, дадим ей еще один шанс, окей?» Лиза вздохнула и кивнула головой: «Окей…».

Девочки только закончили чистить лошадей, как снова щелкнул замок на калитке, и через секунду во дворе появилась не высокого роста шатенка, она уже была в бриджах и сапогах, поверх бирюзовой водолазки, была черная жилеточка, волосы на голове стянуты в хвостик. На секунду она остановилась, как бы оценивая ситуацию, потом улыбнулась, развела руки в разные стороны и радостно произнесла: «А вот и я!». После чего осталась стоять в такой позе, видимо ожидая аплодисментов, или как минимум цветов из партера.

«Уже без пятнадцати минут десять, Рит, нам осталось только поседлать, а у тебя еще конь не валялся» - сказала Лиза, выглядывая из амуничника.

«Нет, конь как раз валялся, теперь надо его очистить от того, что на него налипло в процессе валяния,» - засмеялась Марина, - «Ритуль, давай быстрее, а?»

Рита, не переставая улыбаться, побежала на конюшню, до девочек донесся крик: «Я мигоооооом!» Через пару минут Рита вывела свою кобылу во двор, повесила чомбур ей на шею, и стала деловито шкрябать ей по спине пластмассовой щеткой.

«Рит, ты не хочешь привязать лошадь, а то мало ли что?» - заметила Марина, затягивая подпруги на Санчо, которые отказывались сходиться на нем с былой легкостью.

«А что может случиться?» - подняла голову Рита, - «Валя спокойная, не то что ваши, смотри!» Рита подняла с земли пакет из-под сахара, и громко хлопнула им перед мордой у лошади. Кобыла продолжала стоять спокойно, однако Топор дернулся назад, задрал морду, прижал уши и несколько раз возмущенно гугукнул. Санчо тоже, вздрогнул, но остался стоять на месте. «Ты что делаешь???» - закричала Лиза. «А что?» - возразила Рита, - «Я всего лишь доказываю тезис. Моя кобыла ничего не боится, и может стоять без привязи, да, Валечка? Ути, моя храбрая» - она потрепала кобылу за ухом. Лиза хотела было что-то возразить, но Марина махнула рукой, и тем самым дала понять, что не стоит.

Валенсия была гнедой кобылой Вестфальской породы. Она так же была подарена Рите заботливыми родителями. Кобыле уже было 15 лет к тому времени, возможно, именно этим и объяснялось ее вселенское спокойствие. И сколько не пытались на конюшне объяснить Рите, что все-таки надо соблюдать правила безопасности она усиленно игнорировала все замечания, всегда отделываясь тем, что ее кобыла спокойнее, чем остальные лошади и ничего произойти с ней не может, и что все под контролем, и что она как-нибудь сама разберется. В конце концов, на нее махнули рукой.

Еще через 15 минут, все лошади были готовы. Марина и Лиза, уже сели верхом, и ждали, пока Рита закончит прилизывать свою шевелюру. Рита, было, вставила ногу в стремя, чтобы сесть на кобылу, но тут к ней повернулась Марина: «А ты каску не хочешь одеть?» - спросила она. «Нет,»- кокетливо отозвалась Рита – «Во-первых, у меня хвост, и каска просто не оденется, а во-вторых, что может случиться? С моей кобылой мне нечего бояться!» - закончила она свои доводы, и села в седло. Девочки пожали плечами, и двинулись в сторону ворот. Сегодня они собирались опробовать новый маршрут, через поле и вдоль речки, а потом в лес.

Подъехав к воротам, Лиза нагнулась, специальная защелка легко открылась, и ворота распахнулись. Девочки выехали на дорогу и повернули в сторону поля.

Они ехали друг за другом по проселочной дороге. В это время машины тут еще не ездили, поэтому можно было ничего не бояться. Топор несколько нервничал обычно при приближении автомобиля, и Лиза это знала, поэтому всегда была на чеку, а этот кусок дороги ненавидела больше всего. Топор шел спокойно, иногда подергивая головой, и фыркая, но не сбиваясь с темпа. Лиза слушала как скрипит песок под копытами ее коня, как особенно по-весеннему поют птицы, как шуршат деревья, когда подует легкий ветерок.

За ней следом ехали Марина на Санчо, и Рита на Валенсии. Санчо, как всегда живо оглядывался вокруг, и, шевеля губами, пытался украдкой ухватить веточку с растущих на обочине дороги кустов. «Нельзя, Саня, нельзя» - нашептывала ему Марина, легким движением отводя его голову от очередного соблазна. «Ну что, порысили?» - спросила она всех, - «До поворота осталось около пятиста метров».

Услышав, предложение подруги, Лиза легонько прижала ногу к бокам Топора, и он пошел рысью. «Никто не обгоняет!» - крикнула она. За ней поднялись в рысь и Санчо с Валенсией. Так они доехали до поворота, преодолели маленькую канавку, Марине показалось, будто Санчо ее даже перепрыгнул, и оказались на поле. На этом обычная часть их путешествия заканчивалась. Ведь следуя обычному маршруту, они бы повернули тут на право в сторону березовой рощи, проехали бы через нее, и выехали на другое поле, там рысь, галоп, а потом поворот на еще одну проселочную дорогу, по которой они бы выехали к своей конюшне, но с другой стороны. Этот маршрут они называли «Большой круг». Но сегодня они решили поехать по другой дороге. Сегодня они не поедут в березовую рощу, а свернут в противоположную сторону, к речке, и если идти вдоль нее, то там можно найти место, где речка достаточно широка, но вода мелкая, и соответственно воду можно перейти вброд. А после начинается узкая тропинка, которая ведет в лес. Вот туда они и хотели попасть.

Марина лучше знала новый маршрут и поэтому поехала впереди. До речки оставалось чуть более километра, поэтому они порысили вниз по дороге. Марина ехала впереди и смотрела затем, чтобы не пропустить поворот к речке. Она практически с детства сидела в седле, когда-то давно даже занималась на какой-то конноспортивной базе, но в спортивную группу ее не взяли, то ли она поздно в нее пришла, то ли у нее была какая-то травма, этого точно никто не знал. А потом ей подарили свою лошадь, и она уже год, как держала ее на загородной конюшне, рядом со своей дачей, и увлекалась исключительно конными прогулками.

Лиза напротив, достаточно долго занималась в спортивной группе некого КСК, но по какой-то причине предпочла спорту общение с живой природой, при помощи родителей выкупила любимого Родоса и увезла его за город.

Истории Риты никто не знал, но то что она хуже всех сидела в седле было очевидно. Она сама говорила, что тоже занималась где-то в спортивной группе, но это было несколько сомнительно в виду очевидных недостатков в ее посадке и собственно управлении лошадью. Однако в ней жила такая непоколебимая вера, что она знает все лучше всех, что в определенный момент с ней просто перестали спорить. Единственным ее достоинством по конной части была, пожалуй, та самая вестфальская кобыла Валенсия, хотя насколько она была вестфальская тоже не известно, документов на нее никто не видел, а потому приходилось верить на слово.

Через несколько минут они выехали к нужному повороту и уже двигались вдоль речки. «А почему я постоянно еду последней?» - послышался голос Риты, - «Это, по крайней мере, не честно». «А ты, по крайней мере, знаешь дорогу?» - передразнила ее Лиза. «Знаю,» - буркнула Рита, и обогнала двух всадниц, - «Теперь я поеду впереди!» - деловито заявила она. Лиза хотела, было, что-то возразить, но Марина сделала такое выражение лица, на котором было написано, что лучше ничего не говорить – бесполезно.

Еще некоторое время они двигались вдоль речки неспешной рысью. Рита уверенно рысила впереди, как будто всю жизнь здесь ездила, хотя на самом деле видела эту дорогу впервые. Когда берег, стал уже не столь высоким, Марина попыталась разглядеть речку, все же весна в этом году пришла достаточно поздно, и в воде вполне мог быть лед. Марина еще на конюшне решила, что если лед на речке не до конца растаял, вброд они не пойдут – слишком холодно, хотя вода в этом месте была едва ли выше путового сустава лошадей. Но все же, это было рискованно. День стоял замечательный, на небе было ни облачка, кое-где меж талого снега начала пробиваться молодая травка, задорно щебетали птички, где-то далеко слышался шум трактора, на котором с раннего утра работал трудяга-фермер. Девочки обогнули небольшую рощицу, что оказалась на их пути, и выехали как раз к броду. Берег был пологий и песочный, то там, то тут можно было разглядеть мелкую гальку, вынесенную на берег весенней водой. Вода журча и переливаясь на весеннем солнышке неслась по одной ей известным делам. Марина с грустью заметила льдинки, плывущие по течению, то зацепляясь за камушки на дне, то снова продолжая свой путь.

«Ну чего мы ждем?» - нарушила тишину Рита, - «Мы идем или нет?». Она двинулась было вперед, но Марина поспешила ее остановить: «Нет, Рит, мы не будем переходить вброд, посмотри, там еще есть льдинки, слишком холодно для лошадей,» - сказала Марина, и посмотрела на Лизу, как бы ища одобрения своих слов. Лиза кивнула головой и, прикрывая ладонью глаза от солнца, прищурившись, внимательно смотрела на Риту. «Не, девочки, вы что? Это же не серьезно! Мы же собрались тут переходить, а что теперь назад? Да вы посмотрите, тут всего метров пять-шесть пройти по воде!» - не унималась Рита, - «Вальке все равно, она у меня здоровая как бык, ну, если конечно, вы за своих боитесь, вдруг помрут?» - добавила она ехидно. «Все! Хватит!» - строго сказала Марина, - «Я решила, что мы туда не пойдем, значит мы туда не пойдем, а так как ты с нами, тебе придется считаться и с нашим мнением тоже!» Марина резко развернула Санчо в противоположную от реки сторону, Лиза и Топор послушно последовали за ней. «Ты идешь?» - окликнула Лиза так и замершую в недоумении Риту. Рита что-то буркнула себе под нос и поплелась за девочками.

От речки они свернули в еще одну рощицу, и какое-то время ехали по узкой проселочной дороге. Где-то между деревьев, застучал дятел. «Тук-тук-тук» - ровно отсчитывал он удары. «Тук-тук-тук» - разносилось эхом по роще. Марина ехала впереди и все это время напряженно прислушивалась к стуку копыт по промерзлой земле, ей постоянно казалось, что Санчо хромает, но ее подозрения никогда не оправдывались. Она облегченно вздохнула. Лиза неотступно следовала за своей подругой. Они были знакомы уже 5 с небольшим лет. Марина была старше Лизы на 2 года, и уже заканчивала школу, что несомненно делало ее авторитетом в глазах младшей подруги. Лиза задумчиво потрепала рыжую гриву Топора, наклонилась и чмокнула его шею, как она часто делала, если рядом не было мамы, с ее нравоучениями по поводу гигиены и прочего. Ну, как же не поцеловать любимого коника? Он же такой хороший.

Довольно скоро подружки выехали к полю, и Марина подняла Санчо в рысь. Ее примеру последовали и Лиза с Ритой. Санчо шел ровной, размеренной рысью, но он уже почувствовал поле, свободу и рвался в галоп, немного ускоряя ход, Марина была опытной всадницей, и вполне справлялась с конем. Солнце стояло высоко, и на горизонте отчетливо вырисовывался силуэт какой-то деревни. Старые деревянные домики, трубы, и которых валил дым. «Ай-да галопом!» - раздался голос Риты. «Тебе нельзя галопом,» - строго ответила Марина, обернувшись назад. «Это еще почему?» - в голосе Риты послышались нотки обиды и возмущения. «На тебе нет каски, а кто будет отвечать за твою безопасность?» - Марина посмотрела на Риту. «Да, а что если Валя испугается чего, понесет? А ты и не очень-то сидишь,» - поддержала подругу Лиза, - «Я думаю, не стоит». «Не нет уж! Хватит! То нельзя, это нельзя! Валька спокойная как танк, да вот, я и повод вообще отпустить могу! Смотрите!» - Рита отпустила повод, потом быстро схватила его. «Ну вас…» - обиженно буркнула она и выслала кобылу в галоп. «Стой!» - крикнула Марина, но было поздно, Валька, почуяв свободу, задрала голову и ломанулась вперед. Рита хоть и болталась в седле, но держалась, надо было проучить этих высокомерных девчонок. «Ишь!» - думала Рита – «Умные какие, туда нельзя, сюда нельзя, каску надень. Ну ничего мы им, Валюш, покажем, первые до деревни доскачем!»

«Надо догнать её!» - крикнула Лиза, и выслала коня в галоп, за ней последовала и Марина. Кони чувствовали погоню и начали входить во вкус этого дела. Но старт был потерян, и Валенсия с хаотично болтающейся на ней Ритой были далеко впереди. Марина отметила, что Рита, судя по всему, никогда не слыхала о полевой посадке на галопе. Девочки стремительно приближались к деревне, и солнце стало немного слепить глаза. Лиза посмотрела в сторону и увидела что далеко впереди с солнечной стороны, как раз наперерез ритиной траектории двигается трактор. Солнце с этой стороны так светило в глаза, что Рита могла легко и не заметить машину. Лиза сообщила об этом Марине, и девочки с силой посылая лошадей, стали кричать Рите, чтобы та остановила кобылу. Топор прижал уши, вытянул шею вперед и прибавил ход, Санчо не отставал. Погоня их явно веселила, но они не упускали шанса и посостязаться между собой. Марина с облегчением заметила, что дистанция между ними и Ритой сокращается.

«Останови коня!! Впереди трактор!» - доносились до Риты крики девочек. «Ну да, ага, трактор,» - думала она, - «Какой еще трактор?» Солнце сильно слепило ей глаза. «Да и если бы там был трактор, моя Валечка ничего не боится, объехали бы мы трактор, что мы тракторов не видали, да, моя девочка?». Рита со всей силы ударила лошадь ногами в бока, думая о том, что трактор это всего лишь глупые шутки ее подруг. «Они нас не обгонят, Валечка!» - крикнула она кобыле. «Трактор уже совсем близко!!!»- кричала Лиза. «Черт, да куда же она несется, она что не видит его???» - Марина со всех сил высылала Санчо вперед, но быстрей двигаться он уже не мог, а между ними было еще добрых двести метров. Девочки отчетливо видели, как кобыла скакала прямо наперерез трактору. «Ну ладно ей глаза слепит, а тракторист куда смотрит!!» - возмущалась Лиза. Лиза, посмотрела еще раз, до трактора было не так уж близко, метров десять отделяло его от Риты. «Может еще и обойдется,» - подумала она. Но дальше к своему ужасу она увидела, как Рита резко повернула кобылу прямо на трактор, она держала повод одной рукой, а другой прикрывала глаза, солнце явно мешало ей видеть.

Рите померещился впереди какой-то булыжник. И она резко повернула кобылу влево, солнце совсем мешало ей видеть, и пришлось взять повод в одну руку, чтобы другой хоть как-то прикрывать глаза. От этого ей стало еще тяжелее сидеть, и она чуть не потеряла равновесие, но вовремя схватилась за гриву кобылы. В один момент, ей показалось, что впереди мелькнуло, что-то большое и черное, потом солнце опять на мгновение ослепило ее. Вдруг раздался пронзительный гудок, кобыла резко дернулась в сторону, Рита практически вылетела из седла, но успела схватиться за гриву лошади. Снова и снова раздавались гудки. Солнце вдруг перестало слепить девочку, и она увидела прямо перед собой темный силуэт трактора, который закрывал собой слепящие лучи. Раздался еще один гудок, кобыла дернулась и встала на свечку.

Марина и Лиза в ужасе смотрели на то, что происходило прямо перед ними. До Риты оставалось метров 50, но им пришлось сократить галоп, так как Санчо и Топор занервничали, услышав пронзительные гудки трактора. Девочки, прикрывая рукой глаза, видели, как Валенсия отпрыгнула в сторону и встала на свечку, Рита к тому моменту болталась где-то сбоку от седла. Кобыла опустилась на передние ноги и дала козла, Рита не удержалась и отлетела прямо к трактору. Девочкам даже показалось, что она ударилась об него головой…

В комнате было тепло и пахло медикаментами. Из открытой форточки в комнату проникал легкий ветерок и раздувал тюлевые занавески в причудливые формы. Рита смотрела на них, как завороженная. Она сильно ушиблась во время падения, и поэтому не помнила, как попала в больницу. Это уж потом ей родители рассказали, что она ударилась при падении головой о трактор, рассекла часть кожи на голове, ей ее даже зашивали, ввиду чего пришлось сбрить часть волос на голове. Но этого Рита еще не видела – голова была в бинтах. Помощь нашли достаточно быстро, слава Богу, они были недалеко от деревни, а у тракториста там стояла машина, и он отвез девочку в ближайший медпункт, а уж оттуда Марина позвонила ее родителям, и они перевезли дочку в больницу, где ей и наложили швы.

Занавеска раздулась и стала похожа на большой тюлевый конус, потом конус резко «проломился» по середине, и с «подкрутом» тюль снова взвился вверх. Через час к ней должны были придти Марина и Лиза. Рита даже не знала, что им говорить. Да это было не важно. Рита снова стала следить за причудливыми движениями тюля. Вверх-вниз взлетал легкий материал. Вот так, вчера была лошадь, подруги, свобода, а сегодня вот этот тюль составлял девочке компанию. Вверх-вниз, вверх-вниз, закручивались причудливые складочки. Родители, конечно, очень волновались. Особенно мама. Вверх-вниз… Рита вздохнула и закрыла глаза. Скоро придут девочки, а пока можно немного подремать, и не думать о плохом. Ведь Вальку родители решили продать, и никакие возражения не принимались. Вверх-вниз взвивался тюль...Вверх-вниз...